Владимирский край История

Герцен во Владимире

Герцен в Лондоне на попечении Джеймса Ротшильда
avatar
Автор: vladimirblog

Герцен и Похвиснев. Одни корни, но разные кроны.

Когда в 1849 году во Владимире по адресу ул. Спасская, д.8а поселилися новый председатель казенной палаты Похвиснев Николай Иванович, сменивний на этом посту Пестеля Бориса Ивановича, брата известного декабриста, в нему в гости стал часто захаживать некий Герцен Александр Иванович, скучавший во Владимире от суеты Петербурга.

Вся жизнь его пошла наперекосяк, а все из-за фривольных песенок, которыми он любил побалывать своих знакомых. Человек молодой, горячий, попал в опалу и загремел в почетную ссылку в Вятку.

А в Вятке ведь разное бывало, край дикий… Сказку «Аленький цветочек» (или на иностранный манер «Красавица и Чудовище») читал каждый.

Владимир же, хоть и провинция, но все равно ближе к столицам. С невестой можно чаще встречаться. Да и творчески не загнить совсем не получится — местный губернатор-грек, хорошо знаком с отцом Александра и устроил его работать на «тепленькое» место -в редакцию «Владимирских губернских ведомостей».

Из местной интеллигенции выбор был небольшой, вот и сошелся Александр с хорошо знакомым ему по московским литературным салонам Михаилом Похвисневым, сыном владимирского главы казенной палаты. Герцен с женой Натальей часто приходили в гости к Похвисневым, обсуждали новинки литературы, слушали, как играет на фортепиано сестра Михаила Прасковья.

Провинциальная идиллия…

Однако в дальнейшем судьба этих двух молодых людей- Александра и Михаила повернулась в разные стороны. Александра потянуло мутить революцию на деньги Ротшильдов, а Михиал стал со временем губернатором, правда, не Владимирским, а Виленским…

К слову Джеймс Ротшильд «Великий Барон» был очень благосклонен к гонимому в России Герцену. Он финансировал деятельность не только по развалу европейских монархий в 40-х годах 19 века, но и на Российское самодержавие имел зуб. Монархии не давали семье Ротшильдов той свободы, которой они достигли уже после установления на обломках импери буржуазных новообразований…

Вернемся к Герцену. Джеймс Ротшильд дал ему деньги не только на деятельность «Вольной русской книгопечатни», но и всячески поддерживал достаточно высокий уровень благосостояния революционера, иначе на голодный желудок все таки затруднительно осуществлять «подрывную» деятельность

После того, как писатель отказался по требованию царя вернуться в Россию, по решению Петербургского уголовного суда от 18 декабря 1850 года Герцена лишили «всех прав состояния» и объявили «вечным изгнанником». Однако ещё до вынесения приговора по негласному распоряжению царя был наложен арест на имущество изгнанника в России.

Чтобы сохранить хоть часть имущества, Герцен обналичил у Джеймса Ротшильда полученные под залог наследственного имения «билеты московской сохранной казны». Банкир легко помог писателю получить первую часть денег, а дальше агент парижского банка Гассер столкнулся с отказом русских чиновников платить по вполне законным документам. Представитель Ротшильда добился аудиенции у министра иностранных дел Нессельроде, который сообщил об аресте имущества Герцена.

Вот как Александр Герцен описывает «игры с понтами», которые он вел с Джеймсом:

Для меня, — сказал я ему, — м
ало удивительного в том, что Николай, в наказание мне, хочет стянуть деньги моей матери или меня поймать ими на удочку; но я не мог себе представить, чтоб ваше имя имело так мало веса в России. Билеты ваши, а не моей матери; подписываясь на них, она их передала предъявителю (au porteur), но с тех пор, как вы расписались на них, этот porteur — вы, и вам-то нагло отвечают: «Деньги ваши, но барин платить не велел».

Конечно, Герцен с благодарностью отработал все вложения, которые произвел «Великий Барон», вхожий в большинство монарших домов Европы.

в 1856 году вышел первый выпуск «Колокола» — оппозиционной газеты, обличающей язвы Российского самодержавия.

Ну об этой газете мы знаем достаточно из курса советской средней школы, а как же сложилась судьба Михаила Похвиснева?

У него «не сложилось» с родословной — родился от законного отца и матери. Поэтому пришлось посвятить свою жизнь служению Отечеству.

24 мая 1847 года он был в возрасте 36 лет уволен в отставку с должности помощника управляющего Владимирской удельной конторой.

14 декабря 1850 года он был определен по Министерству Народного Просвещения правителем канцелярии попечителя Московского учебного округа.

В 1852 году (18-го декабря) был назначен цензором Московского Цензурного Комитета, а 25-го января 1856 г. был причислен к Министерству Внутренних Дел с увольнением от должности цензора.

В 1856 г. был назначен Виленским вице-губернатором. 23-го октября 1857 года он получил чин действительного статского советника, а 30-го января 1859 года был назначен Виленским гражданским губернатором.

Везде Михаил был к месту, так проявлял себя как человек с активной гражданской позицией, что было достаточно скучно для обычного российского революционера. Вот если бы сломать чего-нибудь…

В начале 1860-х Михаил принимал деятельное участие в проведении в Вильно крестьянской реформы, за что 20-го апреля 1861 года и получил золотую медаль. 17-го апреля 1863 года он, вызванный в С.-Петербург графом Валуевым, получил место директора Департамента Полиции Исполнительной, в должности которого пробыл до 2-го декабря 1866 г., когда был сделан начальником Главного управления по делам печати.

И тут «кроны» этих двух судеб опять встретились. Только теперь как противники.

Михаил борется с влиянием Ротшильдов на умы российской интеллигенции. Но семена разрушения Империи уже упали в благодатную почту «западнофильства». Объемы выпусков «Колокола» были сравнимы с тиражами крупнейших российских газет тех времен. 5000 экземпляров перевозились через таможню под зорким оком поглядатаев «Великого Барона».

И действия просвященных цензоров смогли лишь отсрочить приход в Россию еврейского капитала…

Что было дальше, мы все очень хорошо знаем и видим очень яркие параллели с деятельностью Герцена в Лондоне с некоторыми персонажами современной России, которых мы называем привычным словом оппозиционеры.

 

Исследование Леонида Парфенова о взаимодействии дома Ротшильдов с Герценым:

Оставить комментарий